Всем знакома фирма стома

В суматохе дней (Александр Стома) / Проза.ру

Phone, Suggest a phone number · Address, Suggest an address Стома, Saint Petersburg, Russia. 2 likes · 41 were here. "Всем знакома фирма "Стома". Проба пера · Будем знакомы .. Я работала некоторое время в Стоме амином, работа в основном Уже второй месяц немогу ничего найти, вообще с недоверием отношусь ко всем фирмам, многое уже повидала(( я пойду..а вот будет ли хотя бы половина того,чего я жду от этой фирмы. В стоме не была, зато мне кажется бренд очень раскрученный, в голове " Всем знакома, всем знакома -- фирма стома, фирма стома!.

Она гнала овец в ту деревню. Тетя поругала меня за своеволие, но обратно вместе с овцами не погнала. Узнав, что у меня с собой нет еды, дала в дорогу 4 кусочка пиленого сахара.

Мимо аэродрома проскочил благополучно. Бомбежку застал уже в городе. Мамы дома не. Догадался, что она на дежурстве. Мама пришла поздно ночью, увидев меня, нахмурилась, но, поздо-ровавшись, спросила, ел. Я, как пришел, сразу пустился в поиски еды и кое-что нашел. Так что — сыт. Утром почувствовал дикую боль в мышцах ног. Сказался непривыч-ный переход длиною более 50 км. Не буду описывать дни, оставшиеся до эвакуации. О них много ска-зано в моих книгах. Скажу только, что принимал участие в копании противотанкового рва на Красной горке.

Там я заработал свои первые трудовые мозоли. Меня провожал Костя Майданюк. Мы не знали, что это будет последняя наша встреча. Позже этот город переименуют в Красноармейск, и он отойдёт к Саратовской области. Немцев вывезли в Сибирь и Казахстан, не дав даже толком собраться.

Промышленность города, из-за отсутствия людей, сразу же остановилась. На их место приехали эвакуированные из Киева и Вышнего Волочка, но и их было мало. В нем были вагоны и с трикотажниками. Только миновали Джанкой, как стали свидетелями ночной бомбежки железнодорожного узла. Машинисты поезда, потушив топку, благополучно переждали в степи.

Керченский пролив преодолели на рыбацких судах. Штормило, но, к счастью, не бомбили. В конце октября евпаторийцы прибыли в Сталинград, где надолго застряли. В то время город стал перевалочным пунктом для многих тысяч эвакуированных. Во дворах снимали рукоятки с водопроводных кранов, закрывали на замки дво-ровые уборные. Две недели ждали пароход. Без радости встретили ю годовщину Великого Октября.

У многих там остались род-ные, не говоря об имуществе. Наконец подали пароход и евпаторийцев повезли вверх по Волге. Высадили на пристани Ахмат, что в 90 км ниже Саратова. Многие впервые видели такую зимнюю щедрость. Ночь провели в крестьянских избах, а утром из Бальцера прибыли сани.

По узкой, стиснутой сугробами дороге проехали 18 км и оказались в горо-де, где их ждала работа. По приезду бросились искать жилье. Свободных домов было. Выбирали те, где не разбиты окна и не разрушена печь. Кровати, если их не было, перетаскивали из пустых жилищ. Тут же столкнулись с тем, что нечем топить печи и нечего. Светличный поделил остатки пайковых продуктов, которые везли из Крыма, но их хватило на несколько дней.

Познакомились с ранее приехавшими киевлянами. Им, можно сказать, повезло. Они прибыли в Бальцер почти сразу после вывоза немцев. Тогда по улицам ещё ходили не доенные коровы, хрюкали голодные свиньи. Разыскав под сне-гом пшеницу или просо, рвали колосья руками. Дома их сушили на печах, лущили прямо в ладонях и из зерна варили кашу, часто без масла и соли.

Появились случаи заболевания септической ангиной. Так, кажется, называлась та болезнь. Вызывалась она потреблением в пищу гнилостного зерна. Местная газета сообщала о том, что зерно, про-лежавшее долго под снегом, есть. Но кто скажет, что от голода умирать легче?

Крымская одежонка не выдерживала русских морозов, и многие обмораживались. Трикотажная фабрика имени К. Цеткин была больше евпаторийской. Швейный цех имел пять конвейеров. Трикотажный цех находился на другой территории, красильный цех на третьей, но он не работал, по-лотно не окрашивали.

В феврале года я был принят на фабрику учеником слесаря. Мой учитель - венгр Иштван. С ним я проработал месяца два, до тех пор, пока он куда-то испарился. В это время при фабрике открыли курсы электромонтеров. Так я приобрел свою первую специальность. Начал дежурить в швейном цехе, но в разных с мамой сменах. Ведь у нас была еще Оля. Ей девять лет, но в школу она не ходила. У неё не было зимней одежды. Фабрика работала в две смены. С 6 до 18 — первая смена — с 18 до 6 — вторая.

Особенно трудно было выходить на смену в 6 утра. Старые ходики часто останавливаются. Подвешивали к гирьке дополнительную тяжесть, но и это не помогало. Проснешься ночью, а часы стоят.

Чтобы не опоздать на работу, одеваешься и идешь к фабрике. Чаще всего досыпаешь на проходной. Мама по-прежнему работала наладчиком - единственная женщина среди наладчиков-мужчин.

Мужчин на смене человек. Все они, кроме Кости Ищенко, из Киева. Грузный, крупный мужик, любящий пошутить. Я с Костей подружился. Вместе и в Бальцер ехали. Костя 25 года рождения. Он остер на язычок, не хуже Редько. Ко всем обращается на ТЫ, и никто не обижается.

Мне было интересно общаться со взрослыми, тем более из такого города как Киев. Вскоре проявился и результат общения: Мама, как могла, боролась с этим, но виделись мы только в воскресенье.

Как-то, застав меня курящим, она в гневе поло-мала о мой лоб деревянную ложку. Находила сушившиеся листья та-бака и тут же уничтожала. Я осознал твою правоту, но много позже. И не-смотря на то, что уже 52 года не курю, острый бронхит, нажитый за период курения, даёт о себе знать. Мне так хотелось стать комсомольцем, что совершил противоправный поступок: На фабрике меня, как и других мальчишек, часто использовали в ка-честве грузчиков.

Ездил зимой в лес за дровами. Не-сколько дней носил опущенную на лицо вязаную шапочку с вырезами. Как сейчас спецназ или бандиты. При поездке в Саратов на крекинг-завод за керосином, попал под бомбежку.

Бомбили сам завод, а мы, загнав телегу под деревья, отсиживались. Чаще всего приходилось работать на Волге, на пристани Ахмат. Туда подходили дощаники примитивные баржи с грузом пряжи в мешках, весом примерно 30 кг.

Причалит дощаник к голому берегу и носишь по мешку вверх на несколько десятков метров правый берег на Волге высокий. Подъедет машина, грузишь на неё. Когда груз приходил в ящиках то расправляться с ним было много труднее. Ящики весом 60 кг мы носили на носилках. Ноги трусятся, пальцы разжимаются. Хорошо на берегу было много смолы, так мы смазывали ею ладони. Тогда легче было держать ручки носилок. Итак, выгрузили дощаник, грузим машину. Пока обернется, проходит более часа. Как-то решил переплыть реку.

Течение не сильное, но на середине тянет за собой здорово. До низкого берега осталось метров Обернулся, чтобы увидеть сколько проплыл, и вижу на том берегу контур машины. Отнесло меня метров на от на-чальной точки.

Ступил на берег - шатает. Полежал минуту и полез вверх, к машине. До этого и после, я так далеко не плавал. Если в Евпатории вражда между подростками носила районный характер: Богатые местные свысока, по-кулацки смотрели на бедных приезжих. Вот и возникла классовая ненависть. Во-первых, всё нажитое ранее было при.

Во-вторых, за счет высланных немцев пополнили свои хозяйства ско-тиной, чердаки колбасами, а погреба картошкой и фруктами. Три шкуры драли с нас за картошку, о мясе и думать не моги. Так вот полуголодные приезжие пацаны терпеть не могли всегда сы-тых местных. Иногда били и нас, но это было редко.

Íîâîñòè //  «Ïÿòüþ ïÿòü» ïðèäóìàëè ÷àñòóøêè äëÿ òàêñè

Пришел я в парк со своим соседом-малолетком Леней Российским. Думали попасть на концерт каких-то заезжих арти-стов, но билетов не оказалось.

Тут я вижу чуть поодаль кучкуется братва из местных, которую мы недавно били. Заметил двух парней, с которыми обучался на всеобуче допризывная военная подготовка. Увы, у них билеты на концерт. Площадка перед летней эстрадой опустела. Перехватят — хуже. Хожу по площадке, вроде кого-то жду. Не хочу оказаться в темноте. Терпение у моих врагов кончилось: Теперь я их чётко вижу. А им что здесь надо?

Секс и беременность при стоме кишечника

Военные, явно, из пулеметной школы, что дислоцировалась в городе. Военный обращается к пацанам: Получив подтверждение, замахивается явно не боксёр и бьёт ме-ня. Мог бы уйти от удара, но не стал этого делать. Удар пришелся в челюсть. Он делает шаг ко мне и бьёт. Я успел подставить плечо.

Девочки,кто нибудь из Вас или ваших знакомых работал в Стоме?

Кулак скользнул по нему и только потом пришелся по лицу. Осаждают директора, но тот непреклонен: Мама получает вызов из Евпатории и пропуск для въезда в Крым. Эти документы организовала мамина сестра Прасковья Морозова, крымская партизанка. Тогда принято решение — бежать. К этому времени уже несколько семей так поступи-ло. Законно уехать не мог, а стать уклонившимся от призыва, да ещё в военное время, не.

Мама и Оля уехали в середине лета, а я остался. К тому времени, я на призывной комиссии был определен в военно-морской флот. Июль, август — призывают пехоту, танкистов, а моряков, казалось бы, забыли. Уходят в армию артиллеристы, а моряки опять на мели. Вдруг вызывают в военкомат. Предлагают поступить в школу младших авиационных специалистов ШМАС. Мне сейчас всё равно, хоть в пехоту. В Саратове прошел комиссию и снова жду. Там при техническом авиационном училище дислоцировалась я ШМАС.

Первая сформирована из бывших фронтовиков, вторая из новобранцев. Вот что значили для меня те полгода. Рота новобранцев расположилась на втором этаже бывшей снайперской школы. Казарма вся в цементе: Отопление разморожено, туалет заколочен, воды. Её приносят для питья из другого здания. В окнах стекла в один ряд.

Скоро на них налепится толстый слой снега. Нужник в двухстах метрах от нас — бежать. Поэтому снег возле казармы всегда желтый. Дневальные должны следить за тем, чтобы здесь не оправлялись, но попробуй, уследи. А там еще двести метров. Офицеры ругаются, заставляют дневальных загребать желтизну, но чистого снега становится всё меньше. Кстати, из-за отсутствия воды умывались тем же снегом, но отбегали подальше от казармы.

У двери стоит офицер с фонариком подъём в 5 утра и проверяет каждого на чистоту. Мы, с красными от снега шеями, стараемся прошмыгнуть ми-мо него, но не всегда удаётся. Посылает офицер обратно, снова трешь несчастную шею снегом. Почти у каждого на шее или на спине чирьи. На ноги выдали ботинки новые и обмотки.

Белую ткань для подворотничков не выдавали. Это и хоро-шо, ибо уже через час они стали бы черными. Снегом, да ещё без мыла, не отмоешься. А потому, что я, как и другие ку-рящие, менял граммов мыла месячная норма на стакан самоса-да. Для банной помывки мыло выдавали отдельно: Кормежка по 6-й норме тыловая.

Норма хлеба гр. Завтрак в 6 часов утра. Часто вместо каши был суп-рататуй не ищите рецепт в кулинарной книге. На ужин пару ложек тушенной кислой капусты. Это блюдо мы назвали АК Авиационная капуста 50 гр. На самолете Як-1 был воздушный компрессор такого обозначения, но расшифро-вывался иначе: На первом же комсомольском собрании меня избрали комсоргом роты. Первоначально в роте было 18 комсомольцев, к концу учебы человека. И это, считай, за 5 месяцев. Всё они прошли через комсомольские собрания, а к ним протоколы, выписки Всё свободное время сидел за писаниной.

Просит выслать справку, подтверждающую, что я служу в рядах Советской армии. Наша комната оказалась занятой семьёй бывшего полицая. Добровольно выселятся не хотят. Мама подает на суд туда и нужна справка. На одном из занятий по мотору, сижу и куняю. А я никак не могу совладать с. Преподаватель поднимает меня и спрашивает о чём он только сейчас. Присмотревшись ко мне, он спра-шивает не заболел ли? Он направляет меня в санчасть. А в лазарете питание по й госпитальной норме!

Белый хлеб, кусочек сливочного масла, компот, не говоря уже о кашах и картошке! Конец декабря года. Я отсыпаюсь и отъедаюсь. На Новый год мы в палате не спим. Потом что-то из А. Вопросов о том кто победит в этой войне, уже не.

Нам, курсан-там, хотелось хоть не надолго попасть в действующую часть, но по всему видно, не успеваем.

Берлин взят 2 мая, а у нас последние экза-мены 3 и 4 мая! Я закончил ШМАС на пятерки с присвоением звания сержанта, специальность - моторист авиационный. У нас право выбора места дальнейшей службы. Основная масса остаётся в Приволжском военном округе, несколько мест на выезд из округа.

В Европу разнарядки. Я выбрал выезд за пределы округа. Проездом увидел Москву, покатался на метро, и вот я в лесу под го-родом Киржачём. Там штаб й ШАД штурмовой авиадивизии. Меня направляют в полк что у деревни Слободка.

Сержантский состав эскадрильи располагается в землянке. Офицеры снимают жильё в деревне. Матчасть — самолёты Ил Мой непосредственный начальник — старший сержант Иван Арифонович.

Добродушный хохол, многоопытный авиационный механик. Он ко мне относился как к сыну. Когда сейчас слышу о дедовщине, то не могу себе представить, как можно было дожить до такой беды. На собрании коллектива, как вновь прибывший, докладываю о. Были вопросы, а старшина эскадрильи забыл его имя начал рас-спрашивать о Евпатории. Оказывается, перед самой войной врачи по-советовали ему лечить дочь в нашем городе. Служба, по сравнению с военной школой, была легче, кормёжка.

Фронтовики, а их большинство, имеют возможность покупать папиросы — пайковая махорка им и даром не нужна. Сижу возле землянки и пробую подшить подворотничок. Опыта нет — не получается. Это увидела сержант - оружейница. Женщины дослуживали в армии последние дни. В нашей части была даже одна женщина-летчик, а так прибористки, ору-жейницы. Я с охотой уступил ей гимнастерку. Женщина ловко подшила мне подворотничок: Она стала на пальцах объяснять хитро-сти этой операции. Ближе к осени вызвали в штаб полка и направили фотографиро-ваться.

Уходя, спросил у фотографа. Тот, как о чём-то обыденном, сказал: Меня, без году неделя служившего в армии, и вдруг на доску отличников! С нетерпением ждал когда вывесят ту доску. Смотрю — моей фотографии на ней нет! Увидев меня, улыбнулся и протянул мне мою же карточку. Я ничего не понимаю.

Да и взгляд у него крысиный. Потому и не попал ты на доску. Вот бери на память. Еще долго ездила эта фотка со мной, но так и пропала. Может сам и порвал. В нашем полку совершил самоубийство летчик.

Еще в юности цыганка нагадала ему, что он умрет вскоре после того, как ему изменит любимая женщина. Накануне он получил письмо из Ярославля. Писала девушка, на которой он собирался жениться, сообщила, что вышла замуж, но за другого, которого не нужно было ждать.

Я дал себе зарок никогда не иметь дело не только с гадальщицами, но и со всякими прорицателями и колдунами. Так и дожил до глубокой старости без их предсказаний. Ближе к осени пошли слухи о расформировании дивизии. Некоторых ребят забрали воевать с Японией. На их место никого не прислали. Из части стали направлять в колхозы специалистов для ремонта сельхозтехники.

Попал в их число и. Председатель колхоза, фронтовик-инвалид — нет левой руки, говорит: В наши планы это не входило: Мы и на это согласились. Морозов подрядился косить траву, а я пошел в пахари. Дали мне лошадку, плуг, показали поле и сказали: Дней пять пахал эту делянку, когда закончил, меня направили к молотилке.

Чем резвее передвигались коняки, тем лучше работала молотилка. Вот я и должен их резвить. Более нудной работы не придумаешь. Бить мне их жалко. Но лошади не понимают хорошего к ним отношения: Тут я узнаю в чем моя недоработка.

Я не ангелочек, но, если и ругался, то по поводу. Убедившись в моей непригодности, поставили к молотилке, а моё место охотно заняла женщина. На площадке у лошадей свежий воздух, а у молотилки дышишь пылью из злаковых отходов, да и крутиться надо, чтобы агрегат впустую не работал, ведь лошадки теперь не ходили, а бегали по кругу.

Узнаю, что мой Иван Арифонович и старшина эскадрильи подхватили триппер. На одной и той же бабе уподобились. Начистили ей морду, побили стекла в избе, на том и всё. Полковой медик привозит им из Москвы сульфидин, тем и лечатся. Лекарство дорогое, сильно бьет по их финансовым накоплениям, не-известно, что удастся довезти домой. Беда ещё в том, что их год по-пал под демобилизацию.

Издадут приказ, снимут с довольствия, вот и кукарекай. У старшины еще и жена с больной дочерью дома. Болезнь была в той стадии, что они и ходить толком не. Мой приезд был кстати. Питание я приносил в котелках прямо в землянку. Так и не знаю, как они выкрутились, потому что в октябре года получил приказ отправиться к новому месту службы.

Москва, Центральный Краснознаменный аэродром. Он у метро Динамо, между Ленинградским и Хорошевским шоссе.

На тот момент на нем дислоцировались два полка 1-й АДОН авиационная дивизия особого назначения. Их расположение ближе к Ленинград-скому шоссе. Он возил чле-нов правительства, в том числе и И. Командир дивизии генерал Грачев был личным его пилотом.

На море их использовали как торпедоносцев, а здесь для перевозки почты. Каждое утро в 6 часов два или три самолета загружались журна-лами, газетами и другой печатной продукцией и отлетали в сторону Берлина или других столиц Европы, где находились наши оккупацион-ные войска. В этот полк я и попал. Номер, по которому надо звонить, действительно тяжело разобрать. В пуле выранных радиостанций отсутствуют молодёжные слушательницы которых "клубятся" и присутствуют радиостанции "никакие": Сами частушки должны сработать: Надо брать или мотивацией или бюджетом бОльшим, чем у конкурентов, чтобы в голове застолбить номер.

Мне кажется вряд ли эта РК будет эффективной. Ии - это демпинг и маразм, так как такая поездка занимает машину на час.

Мой опыт говорит, что час работы легковой машины - не менее рублей. Комиссия должна быть, топливо, маркетинг Вывод - скорее всего, цены со временем поднимутся.

Про то, что рифмы банальны и неинтересны - уже говорили. Кроме того, сегодня частушки вовсю идут по радио, а я ни одной не запомнил. Между тем, хорошая рекламная песня или стихотворение понятны интуитивно еще до того, как дослушал до конца. Реклама Мастердента, кстати, была миллион лет назад, а номер - остался в памяти. Для такси телефон - одна из основных вещей. Оставим то, что номер невозможно запомнить и даже записать. Людям, которые заказывают такси нравятся простые прямые городские номера.

Мобильные даже красивые - настораживают, федеральные - непонятны. Наш номер - им тоже не нравится, хотя нам он показался симпатичным. Скорее всего, людям не очень понятна отбивка Возможно, в том числе и поэтому лидерами рынка упорно становятся "миллионы". Вне зависимости от первой цифры номера.